Расстрел со «сникерсами»

47_1.jpgНа фото (архив): Оккупированная Чечня. Отец собирает останки своего сына

 

История со скандальным похищением двоюродных братьев Аушевых из села Сурхохи, которые были вызволены из плена в результате массового выступления жителей Ингушетии, оперативно собравшихся на митинг, получила свое продолжение.

Как пишет издание ИнгушетияРу, в результате активной работы отца одного из парней — Макшарипа Аушева, удалось выяснить судьбу еще нескольких похищенных жителей Ингушетии и установить список членов одного из «эскадронов смерти», который действует на территории Ингушетии и Чечни.

 

Банда убийц состоит из 50 человек и официально числится в кадыровской банде «МВД». На счету этого «эскадрона смерти», в состав которого входят убийцы из банд «УФСБ» Ингушетии, Северной Осетии и Чечни, а также банд «МВД» Ингушетии, «Урус-Мартановсий РОВД» и др. — сотни убитых и похищенных, как на территории Чечни, так и в Ингушетии.

 

В частности, выяснилась судьба жителей Ингушетии Газдиева, Картоева и Муцольгова, похищенных в Ингушетии в 2007 году. Они замучены в концлагере, расположенном в селе Гойты (в оккупированной Чечне), которая используется бандой для содержания заложников, пыток и убийств.

 

Макшарип Аушев рассказал о деятельности банды главарю ингушских марионеточных милиционеров Мусе Медову. После этого у Аушева начались неприятности. В его дом зачастили оккупанты, проводились проверки паспортного режима и обыски и пр., беспокоили и других Аушевых, проживающих в Сурхахи.

 

Сам Макшарип Аушев в своем письменном сообщении, поведал, что после похищения братьев он с родственниками срочно выехал в Джохар (Грозный), где буквально чудом нашел таксиста, который вез ребят.

 

Далее Аушев пишет —

 

«Таксиста зовут Ширвани, с его слов мы поняли, что наши родственники похищены спецслужбами. Он подробно рассказал, как при выезде из города, их остановили, и Аушевых схватили и увезли вооруженные люди на нескольких машинах.

 

Одну группу родственников я направил на телевидение. Они дали объявление по бегущей строке и объявили за информацию о наших похищенных вознаграждение в сумме 500 тыс руб. с обещанием гарантировать анонимность информатора клятвой на Коране. А другую группу отправил проверить все отделы милиции, нет ли задержанных Аушевых. Сам, с оставшимися родственниками, на двух машинах выехал в сторону Ингушетии, спрашивая на постах, не проезжали ли через них машины, о которых нам рассказал таксист Ширвани.

 

На посту «Кавказ» военные подтвердили, что в 16:30 проехали две машины — ВАЗ-21015 и ВАЗ-21014, сидящие в них представлялись сотрудниками УФСБ по Ингушетии. Именно о таких машинах говорил Ширвани, совпали и марка, и цвет машин.

 

Тогда мы поехали Магас в УФСБ, чтобы узнать задержаны ли Аушевы или нет, но там ответили, что их машины ездили в Грозный по другим делам, что задержанных у них нет. На следующий день мне позвонили примерно 14:00 и предложили за деньги информацию о похищенных.

 

Мы с ним договорились о встрече. Я приехал на 20-й пост, расположенный на границе с Чечней, встретился с человеком. Он оказался сотрудником. Информатор мне рассказал, что Аушевы содержатся в здании концлагеря в селе Гойты Урус-Мартановского района Чечни, где работают 25 человек, в большинстве чеченской национальности, но есть среди работников тюрьмы и русские.

 

Он сообщил, что только в этом году в лагере было убито после жестоких пыток четверо ингушей, а чеченцев там убивают конвейером. Многие пропавшие без вести нашли свою смерть в этом лагере.

 

В беседе он назвал нескольких главарей этой банды, работающие в «Урус-Мартановском РОВД», «ФСБ» и других «спецслужбах». Я его поблагодарил и заплатил 500 тыс. руб., но он мне вернул 200 тыс., объяснив это тем, что Аушевы, скорее всего, убиты, и ему жаль.

 

С его слов в лагерь Гойты попадают только «расстрельные» и живым оттуда никто еще не возвращался. В это время в Назрани шел митинг по поводу похищения моих родственников. Я готовился на следующий день выехать с родственниками в Гойты, найти эту тюрьму и силой освободить родственников. Но ночью наших Аушевых неожиданно освободили: их высадили у «начальника» «Шатойского РОВД» Дадаева. Мне позвонили оттуда и попросили забрать ребят. Сейчас я знаю, что жизнь парням была спасена благодаря митингу.

 

Освобожденные ребята подробно рассказали, где они содержались, и сведения информатора подтвердились. Я тогда не стал всё это предавать гласности.

 

Я обратился к министру внутренних дел РИ Мусе Медову и рассказал ему про эту банду, и что в состав банды входят чеченцы, ингуши, осетины, и что большинство похищенных убивают на территории Чечни. Попросил у Медова помощи в раскрытии деятельности банды и наказании ее участников. Он выслушал меня и сказал, что расследование в компетенции прокуратуры, его это не касается.

 

Затем я попросил депутата Народного Собрания Мухтара Бузуртанова передать президенту РИ Зязикову информацию о банде, похищающей жителей Ингушетии, что необходима помощь по её разоблачению. Со слов Мухтара я понял, что ответ президента был отрицательный, что он не хочет касаться этой темы».

 

Далее Аушев рассказывает, что совместно с представителями оккупационной прокуратуры (так как братья были отпущены, то было формально возбуждено «дело» о похищении) 7 ноября выехали в село Гойты с тем, что бы попасть на территорию концлагеря, где держали и пытали Аушевых.

 

Братья подробно описали территорию, где их содержали. Кроме этого, они нарисовали на листке, как выглядела тюрьма. Вся эта информация впоследствии подтвердилась. (Видео месторасположения концлагеря)

 

Главарем банды «Урус-Мартановский РОВД» является известный похититель людей Джамалханов Рамзан (кличка «Рам»). (В период между 1996–1999 годом по заданию ФСБ занимался похищениями людей на территории ЧРИ — КЦ).

 

Макшарип Аушев выяснил, что Джамалханов является одним из главарей эскадронов смерти. Интересно, что это главарь официально числится во «всероссийском розыске» за убийства и похищение людей.

 

Макшарип Аушев пишет —

 

«Всё время, пока мы проводил осмотр и опознание, нас окружали бандиты — обитатели этого здания. Потерпевшим Аушевым они открыто угрожали: «Скоро еще встретимся, вы же проживаете в Сурхохах» и т.д.

 

За то короткое время, что мы ездили в РОВД за разрешением, они постарались засыпать подвал, пытаясь замести следы преступлений. Но не успели. На воротах здания вывешена табличка с надписью «Поселковое отделении милиции», хотя к милиции и поселку Гойты это здание никакого отношения не имеет. Работают в тюрьме не милиционеры, а сотрудники каких-то секретных спецслужб в количестве 25 человек.

 

Это организованная банда с серьезной крышей. Они вооружены, каждый носят по два пистолета Стечкина и пистолет Макарова, одеты в черные формы, все высокие, физические здоровы, видно, что занимаются спортом.

 

На втором этаже здания находится тренажерный зал. В самом здании нет ни одного кабинета, только камеры для заключенных. Магомеда Аушева держали на втором этаже. В камере он увидел запись на стене мелким шрифтом: «Муцольгов Хусейн меня пытают здесь» и черточки — всего 30 черточек, а этот Муцольгов числится без вести пропавшим.

 

Количество черточек, скорее всего, это количество дней, которые он там провел до расстрела. Моего сына держали в подвале, где он видел следы крови от пыток и убийств…».

 

Макшарип Аушев уверен, что жизнь его сына и родственника спас митинг. Он рассказывает, что когда его друг встречался с заместителем главаря кадыровской банды «МВД» Аламбеком Ясаевым в кабинете находился главарь банды «Шатоевский РОВД» Дадаев (как и «Рам» официально находится во всероссийском розыске за похищения и убийства людей в 1997–98 годах), который рассказал, почему похищенных братьев повезли именно к нему.

 

«Дадаев заявил, что ребят везли в горы на расстрел «со сникерсами», и в последний момент поступил звонок: отдать заложников в ближайший райотдел милиции», — пишет Макшарип Аушеве.

 

«Потом, после выхода из кабинета Ясаева (который тоже входит в данную банду) я спрашивал у друга, что такое «сникерсы». Он мне ответил, что это взрывчатка, которую надевают на жертву и взрывают, после чего от человека остается несколько килограммов мяса и эти останки доедают птицы, всякие хищники, и человека уже никогда не найти.

 

С его слов, почти все находившиеся в концлагере Гойты, да и в других местах, расстреляны подобным образом в горах. Ближайшим «райотделом» в горах, куда везли расстрелять Аушевых, оказался Шатойский. Поэтому убийцы привезли ребят в «Шатойский РОВД» и передали их его главарю Ибрагиму Дадаеву».

 

Макшарип Аушев далее пишет —

 

«Сегодня нам известны почти все имена этих убийц, этих тварей (Джамалханов, Ясаев, Муцаев и др.). Неофициально они сами сдают друг друга за гроши. Но чтобы доказать до конца преступную деятельность этой банды, раскрыть все преступления, совершенные ею, нужна помощь….

 

Я на своем печальном личном опыте убедился, что эта банда работает совместно с руководством Ингушетии. Все дни, когда мы находились в Чечне, из Ингушетии нам звонили и сообщали, что у нас идут обыски, что к нам во двор прибыли на 5–6 машинах сотрудники МВД Ингушетии с требованиями сдать оружие, которое у нас зарегистрировано на ЧОП.

 

Я уверен: Медов понял, что преступления, связанные с похищениями и бесследным исчезновением жителей Ингушетии, раскрываются и что могут появиться доказательства причастности к ним руководителей республики и МВД. Поэтому он так забеспокоился.

 

В эту банду, состоящую из сотрудников спецслужб, входят не больше 50 человек. Они часто делаю вид, что увозят похищенных в Осетию, но на самом деле многих вывозили к себе. Иногда, совместно с УФСБ Ингушетии возят и во Владикавказ, где есть хорошие пыточные камеры.

 

Себя они называют «чистыми мусульманами», гордятся что они «хажи муриды» (секта Кунда Хаджи — КЦ). Сами уразу не держали, пили водку, а ребятам-заложникам говорили «вы шайтаны, вы не мусульмане», при этом за два дня плена не дали парням ни разу не только поесть, но и попить воду. «Все равно вы не жильцы», — объясняли они свое поведение.

 

Хочу сообщить, что в застенках этой банды побывали жители Ингушетии Муцольгов, Газдиев, Картоев и еще один, его фамилию еще не уточнили. Все они вывезены со «сникерсами» в горы и взорваны».

Check Also

Russian Troop Strength In North Caucasus Still Comparable To That At Peak Of Russo-Circassian War

Today, more than 150 years after the end of the Russian-Circassian War ended, and despite …