Декларация зависимости

«Не можешь победить — возглавь». Именно под этим лозунгом нужно было проводить переговоры между США и Германией по «Северному потоку – 2». Безусловно, угроза американских санкций задержала развитие этого проекта более чем на полтора года. Но только самая экзальтированная часть экспертного сообщества предполагала, что газопровод не будет построен. Прошедшие переговоры и подписанная по их результатам декларация просто констатируют неизбежное и пытаются в документальной форме зафиксировать сложившийся на данный момент порядок вещей.

«Северный поток – 2» жизненно необходим Евросоюзу. Он снимает часть рисков, связанных с газовыми поставками по традиционным маршрутам (то есть через Украину). Кроме того, этот газопровод вводится в эксплуатацию в период отказа ЕС от угольной генерации. К примеру, в Германии последние годы уголь обеспечивал от четверти до трети производства электроэнергии. Доля газа была куда скромнее — 10–13%. При этом собственное производство голубого топлива в Европе сокращается. И сегодня никто не сможет сказать, сколько метана будет потреблять наш западный сосед к концу 2020-х годов. Даже с учетом роста возобновляемой генерации и возможного развития водородной энергетики можно ожидать, что импорт газа заметно возрастет.

Значение российско-европейского газопровода настолько велико, что Соединенные Штаты могли бы заставить ЕС отказаться от него, только перейдя черту, за которой начался бы полномасштабный торговый конфликт. Одним из следствий такого конфликта стало бы усиление роли Китая на континенте. Допустить такое США не могли по экономическим соображениям. Поэтому представить, что Штаты пойдут на всё, лишь бы остановить «Северный поток – 2», было можно, но исходить из этого сценария было бы большой ошибкой.

При этом продолжать давление на европейских партнеров стало контрпродуктивным еще и из-за возможной потери авторитета: вы давите-давите, а ваше давление игнорируют, может, вы не столь всесильны, как об этом принято говорить? Единственным безболезненным выходом из ситуации были переговоры, в ходе которых Штаты благосклонно разрешили бы достройку газопровода, но на особых условиях. Пускай даже эти «особые условия» просто зафиксируют текущее положение вещей.

Собственно, что мы увидели по результатам общения фрау Меркель с господином Байденом? Германия согласилась надавить на Россию, если та вдруг начнет использовать газовые поставки в качестве оружия. Это ничем не отличается от ранее объявленной позиции Германии. Более того, она уже неоднократно присоединялась к санкциям против нашей страны. А то, что бизнес продолжает развивать отношения с Россией, так это просто случайность.

Также в рамках подписанной декларации Германия обязалась «использовать все доступные возможности влияния, чтобы обеспечить продление соглашения с Украиной о транзите газа из России на срок до десяти лет». Переговоры по этому вопросу предполагается начать не позднее 1 сентября. Пожалуй, это самая значимая часть американо-германской декларации, так как она предполагает попытки принудить (путем изнурительных переговоров) переподписать действующий контракт на срок после 2024 года. Но в декларации явно не прописаны ни целевые объемы транзита, ни санкции в отношении Германии или России, если продлить контракт не получится.

Сам тезис о том, что Украина должна остаться транзитером газа, озвучивался неоднократно. Притом не только на Западе, но и со стороны российского руководства. Таким образом переподписание действующего контракта может состояться, но гарантированные объемы прокачки после 2024 года, к примеру, будут снижены с нынешних 40 млрд куб. м в год до 20 млрд куб. м в год. Обосновать такое снижение можно прописанными в самой американо-германской декларации условиями ЕС, которые будут «способствовать европейской энергетической безопасности за счет снижения спроса на российские энергоносители». Если вы снижаете спрос, зачем качать больше?

Кстати, именно с этой части декларации начинается хоть какая-то конкретика с цифрами. Германия обязалась создать для Украины Зеленый фонд и управлять им. Он должен способствовать росту энергоэффективности, энергетической безопасности и прочим не менее нужным Киеву вещам.

США, в свою очередь, будут стремиться поощрять и поддерживать инвестиции в фонд в размере не менее $1 млрд. Но не из американского бюджета, а от третьих лиц. Германия в этом плане вкладывает больше: она внесет в фонд не менее $175 млн в качестве гранта. И тут возникает самое интересное: фонд будет способствовать развитию использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ) на Украине и водородной энергетики, а в перспективе — отказу этой страны от угля в электроэнергетике.

В 2020 году доля ВИЭ в суммарном производстве украинской электроэнергии и без всякого фонда увеличилась вдвое по сравнению с 2019-м (с 3,5 до 7,39%). По прогнозу национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг, угольные электростанции до 2031 года и так сократят объемы производства электроэнергии почти на 12%. Всё это происходит на Украине на фоне тотальных неплатежей и кризисных явлений в электроэнергетике. Иными словами, американо-германская декларация всего лишь обещает Киеву продолжение тех процессов, которые и без этого протекают на территории страны. А учитывая влияние этих процессов на простых граждан, то эту помощь надо рассматривать как угрозу.

Интересный итог соглашениям между США и Германией подвел глава «Нафтогаза» Юрий Витренко. Он явно не впечатлился достигнутыми договоренностями и заявил, что Россия не продлит транзитный контракт. А так как, по его словам, основной вопрос, связанный со строительством «Северного потока – 2», — это вопрос безопасности Украины, то единственным решением является членство в НАТО. Если ты крупный украинский руководитель — в любой непонятной ситуации говори о членстве в НАТО.

На самом деле борьба за «Северный поток – 2» на подписании этой беззубой декларации не завершилась. Но теперь она будет вестись за возможность стопроцентной загрузки газопровода.

Check Also

Divesting In Crude Oil Guarantees Shortages And Inflation – OpEd

Two of the fossil fuels, coal, and natural gas, are used to generate continuous uninterruptible …