«Поддерживая талибов, Москве важно не перегнуть палку»

Согласно докладу миссии ООН по содействию Афганистану, в этой стране резко возросло число жертв среди мирного населения. Причина — усилившаяся активность талибов на фоне вывода американских войск. Обозреватель “Ъ” Максим Юсин задумался о противоречивой позиции российских властей в отношении движения «Талибан» (запрещено в России), которое формально запрещено, но с которым, тем не менее, поддерживаются активные контакты.

Ситуация с движением «Талибан» и с отношением к нему российских властей выглядит слегка абсурдно. Формально оно признано экстремистским и запрещено, о чем журналисты, упоминающие в своих текстах эту группировку, каждый раз обязаны напоминать своим читателям. Иногда это приводит к комичным эпизодам. Например, когда на днях глава МИД Сергей Лавров весьма лестно отозвался о представителях «Талибана», прилетавших в Москву на консультации, назвав их «вменяемыми людьми». Вменяемые люди из запрещенного в России движения.

Видимо, во избежание подобных казусов запрет этот пора снимать. Не относятся в Москве к талибам как к врагам, во всяком случае, те люди, которые сегодня определяют политику на афганском направлении. Чтобы в этом убедиться, достаточно послушать часовое интервью, которое на прошлой неделе дал «Эху Москвы» Замир Кабулов, спецпредставитель президента по Афганистану. Господин Кабулов — опытнейший дипломат, говорил осторожно, выверял формулировки, тщательно взвешивал каждое слово. Но периодически у него проскальзывало отношение к участникам афганского конфликта. Так, о правительственных войсках он однажды сказал «так называемые». А про талибов несколько раз повторил, что это национальное движение, не имеющее экспансионистских планов в отношении соседних государств. Сказал, что они воюют с «Исламским государством» (также запрещенным в России) и что «Талибан», по его мнению, должен войти в будущее коалиционное правительство — именно это стало бы оптимальным выходом из нынешней ситуации.

Логику Москвы понять можно. Она отталкивается от суровых геополитических реалий.

Талибы никуда не денутся, они уже вышли к границам бывших советских республик Центральной Азии и в перспективе будут только укреплять свои позиции. Так или иначе, договариваться с ними все равно бы рано или поздно пришлось. А раз так, лучше это сделать уже сейчас, играя на опережение, чтобы предстать в их глазах своего рода добрым следователем, потенциальным партнером на контрасте с западными «оккупантами» и «крестоносцами».

Но здесь важно не перегибать палку, не впадать в крайности, не питать иллюзий. Когда официальные лица в Москве выступают чуть ли не адвокатами талибов, утверждают, что в захваченных уездах они всего лишь восстанавливают традиционный афганский уклад жизни, на фоне жутких, душераздирающих сюжетов, приходящих в те же дни из Афганистана, эти слова кажутся не вполне уместными. В интернете легко найти видео зверских расправ талибов над взятыми в плен военнослужащими афганской армии. Они настолько чудовищны, что я даже не стану описывать их в деталях. Да и в захваченных районах новые хозяева возвращают все правила, существовавшие до 2001 года, до свержения режима талибов в Кабуле.

Так, жители уезда Калафган рассказали иностранным журналистам, что талибы первыми же своими указами запретили женщинам выходить из дома без сопровождения мужчин, девочкам — ходить в школу. Мужчины теперь обязаны отращивать бороду и носить только традиционную одежду, под строжайшим запретом сигареты. А в уезде Яван на границе с Таджикистаном ввели еще одно новшество — нельзя носить красную и зеленую одежду, так как она напоминает цвета афганского флага.

Конечно, те талибы, которые летают на консультации в Москву, стараются делать умеренные заявления и действительно могут в какой-то момент показаться вменяемыми. Вот только на местах, в захваченных уездах, правила устанавливают вовсе не они. В массе своей талибы остались беспощадными фанатиками. И как бы ни обижались в Москве по разным причинам на нынешнее афганское правительство, по сравнению с теми, кто может прийти ему на смену, это правительство, безусловно, меньшее из зол. И вменяемых людей в его составе можно найти гораздо больше, чем в руководстве все еще запрещенного в России движения «Талибан».

Check Also

Testing the waters: Russia explores reconfiguring Gulf security

Russia hopes to blow new life into a proposal for a multilateral security architecture in …