Игра в Госплан

Идея о введении потолка цен для российской нефти, которая первоначально представлялась маргинальной и не заслуживающей серьезного обсуждения, теперь стала едва ли не главной в повестке саммита стран G7, по крайней мере в публичном поле. Насколько можно понять, главным сторонником идеи выступают США, тогда как европейские страны относятся к ней настороженно и, видимо, намерены ее заболтать. Так, власти Франции предлагают договориться о потолке цены со всеми или по крайней мере большинством экспортеров нефти (что заведомо невозможно).

Суть концепции в том, чтобы установить максимальную цену, по которой страны Запада (и, как они надеются, другие крупные потребители) согласятся закупать российскую нефть. Очевидно, эта цена должна быть существенно ниже рыночной, поскольку весь смысл в том, чтобы сократить доходы российского бюджета и тем самым снизить его возможность финансировать военную операцию на Украине. В рамках этого замысла Россия якобы будет вынуждена согласиться продавать свой товар по цене ниже рыночной, что позволит сохранить снабжение мирового рынка российской нефтью и не приведет к росту цен.

Думаю, утопичность этой концепции очевидна любому разумному человеку, который хоть раз в жизни сталкивался с попыткой властей установить цену на какой-либо востребованный товар: сахар, бензин или наличные доллары. Законы экономики столь же непреклонны, как законы физики: если спрос на какой-либо товар растет, увеличивается и цена, а если пытаться эту цену искусственно занизить, просто возникает дефицит и черный рынок, где цена будет еще выше, поскольку участники включат в нее все связанные с ограничениями дополнительные расходы и возросшие риски. Как это будет работать в случае нефти, мы видим уже сейчас: 24 февраля нефть Brent стоила $90 за баррель, а теперь, в основном в результате санкций,— $114. При этом российская нефть Urals, которая до военной операции торговалась с дисконтом $3–4 за баррель к Brent, теперь торгуется с дисконтом в $30 за баррель. Иными словами, практически все потери России в результате санкций были компенсированы ростом цены, тогда как для стран Запада ситуация обернулась болезненным удорожанием импортной энергии.

Говоря все это, я вовсе не утверждаю, что российским нефтяным доходам ничего не грозит. Но эта угроза исходит не от политических концепций с явным шлейфом колониального прошлого, а от законов рынка, которые эти концепции пытаются нарушить. Сырьевые рынки живут циклами, и сейчас мы находимся в восходящей фазе цикла и, возможно, уже близки к ее пику. Чем более высокие цены на нефть мы увидим в ближайшие месяцы, тем более глубоким и длительным может оказаться их последующее снижение.

Check Also

Azerbaijan Exploits Quagmire in Ukraine to Renew Hostilities Against Armenia

Last week, renewed fighting broke out between Armenia and Azerbaijan in the South Caucasus region, …