Принуждение к “светофору”: немцы выбирают партнера для Путина

Через четыре дня немцы выберут партнера Владимиру Путину. Конечно, на выборах в бундестаг отношения с Россией не являются ключевым вопросом (хотя и обсуждаются) — но новому канцлеру придется уделять им много внимания. Тем более что для Путина Германия не просто одна из важных мировых держав: это страна, которую он знает лучше любой другой.

И дело не только в том, что Путин пять лет проработал в ГДР во второй половине 80-х, — все последующие тридцать лет он уделял особое внимание связям с германскими элитами. Он очень хорошо знает их, поэтому для него имеет значение, каким будет новое германское правительство, кто войдет в новую правящую коалицию. И кто станет новым канцлером.

Пока что на этот вопрос нет ответа, потому что окончательный выбор будет сделан уже после голосования 26 сентября. И не рядовыми немцами — их голоса, конечно, имеют значение, но все решится на послевыборных внутриэлитных переговорах (оформленных как межпартийные). Выбор предстоит сделать из двух кандидатов: новым канцлером будет заместитель Меркель в правительстве — социал-демократ Олаф Шольц или кандидат Меркель и ее наследник в партии ХДС Армин Лашет.

При этом, исходя из нынешних рейтингов, есть пять вариантов коалиций: четыре, при которых кабинет возглавит Шольц, и один, при котором канцлером станет Лашет. То есть шансы Шольца, конечно, гораздо выше, не говоря уже о том, что он гораздо популярней конкурента, согласно данным опросов общественного мнения. Да и СДПГ выиграет выборы, набрав примерно 25 процентов голосов. Конечно, возможно чудо в виде неожиданного рывка ХДС/ХСС, который позволит ей догнать СДПГ, — но в него уже практически никто не верит (сейчас партия Лашета отстает на три-четыре процента).

Даже проиграв выборы, ХДС будет пытаться удержать власть, и у нее есть два варианта. Первый, самый обидный — сохранить нынешнюю “большую коалицию”, поменявшись местами с СДПГ и став младшим партнером. Готовы ли в ХДС к такому унижению, к тому, чтобы Шольц стал канцлером, а Лашет его заместителем?

Даже если готовы, то шансов склеить ее практически нет. Даже не потому, что две партии могут банально не набрать в сумме половину мест в бундестаге (на прошлых выборах они сделали это с большим трудом, получив 53 с небольшим процента на выборах). Если они даже обеспечат себе 355 мест (за счет голосов, отданных за мелкие партии, которые не преодолеют пятипроцентный барьер), то социал-демократы практически наверняка откажутся от подобного партнерства. Они и так чуть не потеряли все за годы “сожительства” с Меркель — партия скатывалась до 13-процентного рейтинга — и теперь не заинтересованы в продолжении отношений, пусть и на куда более выгодных для себя условиях.

Есть, конечно, еще и вариант расширенной “большой коалиции”. Он называется “Германия” — по цветам партий, вместе образующих черно-красно-желтый немецкий флаг. Это СДПГ и ХДС плюс Свободно-демократическая партия. То есть все три парламентских партии времен старой ФРГ, до того как в 1983-м в бундестаг попали “зеленые”. Такой вариант очень нравится большинству немецких избирателей, но на пути к нему стоит все та же проблема: нежелание СДПГ работать вместе с ХДС. Партию практически принудили к этому после прошлых выборов, но тогда она получила почти вдвое меньше голосов, чем партия Меркель.
Так что у ХДС/ХСС остается только одна реальная возможность удержать власть, причем даже не в виде младшего партнера, а сохранив за собой пост канцлера. Это коалиция “Ямайка” (черно-зелено-желтая) — именно ее пыталась в 2017-м собрать Меркель. Но даже тогда ее попытки договориться с “зелеными” и либералами из СвДП закончились провалом — а у Лашета возможностей будет еще меньше. Точнее, у него будет только одна возможность — в случае неудачи переговоров Олафа Шольца с теми же самыми партиями.
Потому что коалиция СДПГ с “зелеными” и СвДП — это основной вариант исхода нынешних выборов, проходящий под кодовым названием “Светофор” (красно-желто-зеленый). Сейчас он реальней всех других вариантов — при всех разногласиях между “зелеными” и либералами (по повышению налогов, зеленой экономике и так далее).

Запасной вариант для Шольца — красно-зелено-красная коалиция из СДПГ, “зеленых” и “Левых” (наследников коммунистов ГДР) слишком неприятна для германской элиты, да и сложна для ее участников и может быть задействована только в случае поломки “светофора”.
Склеивание новой правящей коалиции может занять как пару-тройку недель, так и несколько месяцев — в прошлый раз на это ушло почти полгода. И это притом что тогда не стоял вопрос о смене канцлера: Меркель просто пыталась договориться с новыми партнерами, в итоге вернувшись к старым. В этот раз настрой социал-демократов и “зеленых”, уже не скрывающих своих взаимных симпатий, мог бы ускорить формирование коалиции. Но у них вместе не наберется большинства в бундестаге, так что если либералы захотят слишком многого, торговля может и затянуться.
Для германо-российских отношений это будет означать, что Путину по-прежнему придется иметь дело с Меркель — до конца года, а то и дольше. А уже потом начнется выстраивание полноценных отношений с ее преемником. Впрочем, даже личные отношения не придется выстраивать с нуля: Путин знаком и с Шольцем, и с Лашетом.
Последнего вообще называли (точнее, обзывали) Putinversteher, “понимающим Путина” — после того, как в 2014-м он заявил, что “демонизация Путина — это не политика, а алиби для ее отсутствия”, и раскритиковал германский политический “климат, при котором любого, кто выступает с отличной от общепринятой точкой зрения по поводу России, объявляют или купленным “Газпромом”, или сторонником президента Путина”. Лашет давно уже возглавляет Северный Рейн — Вестфалию, крупнейшую из федеральных земель, и прекрасно понимает важность отношений с Россией, причем не только экономических.
Впрочем, это касается и Олафа Шольца, начинавшего свою федеральную карьеру с поста генсека СДПГ в канцлерство Герхарда Шредера. Его связи с бывшим канцлером очень тревожат стойких атлантистов в германской элите: не будет ли глава совета директоров “Роснефти” влиять на своего бывшего подчиненного, не сделает ли и его “понимающим Путина”?

Тем более что у Шольца давние контакты с этими русскими. Ведь еще в 1980-е он был одним из руководителей молодежной организации социал-демократов (и публиковал статьи с критикой “агрессивно-империалистической НАТО”). А у той были связи с советскими молодежными организациями! Да и вообще, он из Гамбурга и делал карьеру в местной СДПГ, а это же город-побратим Санкт-Петербурга! А кто в 1990-е работал в питерской мэрии?
Нет, пока что Шольца еще не записали в путинские агенты, хотя и вспомнили, что один из его предшественников на посту бургомистра Гамбурга, социал-демократ Хеннинг Фошерау, девять лет назад стал председателем совета директоров консорциума “Южный поток” — совместного предприятия “Газпрома” и европейских компаний (так, впрочем, и не реализованного).
Шольца не записывают в неблагонадежные по русской линии не потому, что на самом деле не за что. Просто сейчас он ведет себя совершенно типично для немецкого политика: критикует Путина за Украину и Навального, но поддерживает “Северный поток — 2” и диалог с Россией. Даже выступает за “новую восточную политику” — по образцу Вилли Брандта, наладившего отношения с СССР. Правда, Шольц говорит о необходимости “новой восточной политики” на уровне Евросоюза, но сейчас практически все мейнстримные немецкие политики вместо “Германия” говорят “Европа”.
Так что при Шольце можно ожидать возвращения к временам плотного российско-немецкого диалога, причем на высшем уровне.

При этом Сергею Лаврову может достаться не самый пригодный для диалога партнер — в том случае, если пост главы германского МИД уйдет в новой коалиции “зеленым” (их кандидату в канцлеры Анналене Бербок или второму сопредседателю партии Роберту Хабеку), занимающим более чем критическую позицию в отношении России и совместных энергетических проектов.
Впрочем, куда вероятнее, что министром иностранных дел станет представитель СвДП, например ее лидер Кристиан Линднер. А либералы — более чем вменяемый партнер для диалога (именно из этой партии был многолетний глава немецкого МИД Ганс-Дитрих Геншер).
Но в любом случае российско-германские отношения всегда были делом первых лиц, и эта традиция продолжится при новом канцлере. В баню с Путиным, как Шредер, он, может быть, и не пойдет, как надеется немецкая пресса, — но общий язык они найдут легко.

Check Also

China’s Growing Influence In The South Caucasus – Analysis

While the United States is adapting to the challenges of a multipolar world and a …